русфинанс большие каменщики дом

Большие Каменщики, 2 (цокольный этаж; аптека ВитаФарм). Описание Как  Платежный терминал, Русфинанс банк, ООО. 180 метрах / 3 мин. пешком.Русфинанс Банк Большие Каменщики, 2, Москва, 115172, Россия влезла с такой работой еще в большие долги, т.к первую выплату сделали спустя 

Большие Каменщики, 2 (цокольный этаж; аптека ВитаФарм). Платежный терминал Платежный терминал, Русфинанс банк, ООО. 180 метрах / 3 мин.

Домашний арест
Судья Мосгорсуда ушел в совещательную комнату. Оставшийся ждать решения о мере пресечения владелец аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик шутливо поправил воротник на форме сотрудника ФСИН, стоящего рядом с ним. Предприниматель вел себя спокойно, словно он на какой-то пресс-конференции.
Каменщику инкриминируют статью 238 (часть 3) УК РФ: «выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности, которые повлекли смерть двух или более лиц». Летом 2015 года возобновилось следствие по делу о теракте в Домодедово, произошедшем в январе 2011-го; тогда погибли 37 человек. Прежде следствие считало, что руководство аэропорта не может быть ответственным за теракт; теперь у него другое мнение. По делу арестованы три бывших топ-менеджера Домодедово — Вячеслав Некрасов, Светлана Тришина и Андрей Данилов.
19 февраля в суд первой инстанции по мере пресечения миллиардер из списка Forbes пришел в куртке с капюшоном и с вещами, явно не исключая ареста. Однако Басманный суд отказался помещать Каменщика в СИЗО, как на этом настаивали следователи СК, и отправил его под домашний арест. Это решение обжаловали все стороны.
9 марта в Мосгорсуде адвокаты Каменщика попросили освободить его под залог в 50 миллионов рублей. Представитель СК Сергей Дубинский вновь выступил за отправку подсудимого в СИЗО. «Раньше трудящиеся жили в санаториях! Теперь Каменщик один живет в своем санатории. Каменщик ежемесячно получает 30 миллионов рублей и просит его освободить под залог в 50 миллионов. Чего так мало? А почему не за десять? Он в полном объеме имеет возможность пересечь границу и удрать от следствия и от суда!» — настаивал он.
Фото: Антон Новодережкин / ТАСС / Scanpix
В ответ Каменщик говорил, что зарплата у него не 30 миллионов, а десять, но это неважно — зарабатывает он все равно в разы больше, но большую часть своего дохода инвестирует в аэропорт: с начала 1990-х сумма его личных вложений составила больше двух миллиардов долларов. «Мне тут попало от представителя Следственного комитета за то, что я плачу большие налоги. Но меня удерживает не размер дохода, — говорил Каменщик. — Меня удерживает моя деловая репутация. Я проработал в аэропорту больше 23 лет, и никуда отсюда не побегу. Я ценю ответственность перед своими сотрудниками. У меня очень серьезные основания биться здесь до конца».
С Каменщиком согласился представитель прокуратуры Дмитрий Кавышкин: по его словам, подсудимому вообще не положена никакая мера пресечения, поскольку причинно-следственной связи между преступлением террориста, взорвавшего бомбу в аэропорту Домодедово в январе 2011 года, и действием или бездействием Каменщика, не обнаружено. Однако суд не прислушался ни к прокуратуре, ни к доводам защиты, оставив Каменщика под домашним арестом до 18 апреля.

Банкомат Сбербанка России, находящийся по адресу Москва, ул. Большие Каменщики, д. 9, Мосхимфармпрепараты им. Семашко на карте 

«То, что сейчас происходит вокруг Домодедово, — это совсем по беспределу. Не смогли даже придумать преступление, связанное с экономикой», — говорит «Медузе» высокопоставленный источник в ФСБ. Он предлагает искать истинных заинтересованных в деле Каменщика среди его оппонентов: на аэропорт претендует одна из компаний Аркадия Ротенберга, предпринимателя и друга президента Владимира Путина.
Малахит
Дмитрий Каменщик окончил школу в Свердловске и поступил в Московский энергетический институт. На первом курсе его призвали в армию; отслужив, он решил не продолжать учебу. Каменщик вернулся в Свердловск, поработал в областном комитете по телерадиовещанию, а потом решил все же получить высшее образование — гуманитарное, на философском факультете МГУ. Он попал на один курс с будущими журналистами Максимом Кашулинским (сейчас — главный редактор «Слона») и Юрием Сапрыкиным (сейчас — редакционный директор The Moscow Times). «Где-то в полях Можайского района Подмосковья Каменщик шел по картофельным грядкам, обсуждая с другими такими же первокурсниками МГУ стихи Роберта Фроста из антологии американской поэзии», — вспоминает Сапрыкин. По словам Кашулинского, на втором курсе Каменщик перестал ходить на учебу.
В 1991 году 25-летний свердловский предприниматель, владелец турфирмы «Малахит» Антон Баков случайно познакомился с 23-летним студентом МГУ Дмитрием Каменщиком — они сидели в самолете на соседних креслах. «На нем тогда была куртка с капюшоном, и я сейчас, когда увидел репортаж из зала суда, прямо вспомнил Каменщика тех лет», — говорит Баков. Вообще-то, они учились в одной школе в Свердловске; Баков помнит Каменщика как «талантливого и яркого» ученика — он выигрывал школьные олимпиады, при этом всегда сторонился компаний.
«Я не понимаю, куда он потратил время, — удивляется Баков. — Он моложе меня на два года, а [когда мы встретились в самолете] сложилось впечатление, что лет на семь. Я уже к тому времени был второй раз женат, дети, свой бизнес, а тут со мной сидит не то абитуриент, не то первокурсник».
Прямо в самолете Баков договорился с Каменщиком, чтобы тот возглавил представительство его турфирмы в Москве. Только, как утверждает предприниматель, Каменщик хотел «работать самостоятельно», и поэтому Баков согласился открыть для него второй, дублирующий московский филиал «Малахита». «Он стал заниматься только логистикой поляков», — уточняет Баков. Польских туристов «Малахит» возил в Москву, а еще — через Москву в Индию; это направление полностью и передали Каменщику.

Большие Каменщики, 1, оф. Руснарбанк Русский Ипотечный Банк Русский Стандарт Русфинанс Банк Санкт-Петербург Саровбизнесбанк Сбербанк 

«Я никогда не собирался Каменщика выращивать, — говорит Баков. — Он вырос сам».
Через пару лет Каменщик и другие ушедшие из «Малахита» сотрудники основали свою компанию, которая занималась чартерными перевозками туристов. «Но из-за плохого характера Каменщика оттуда выгнали, — рассказывает Баков. — Он просто очень неприятный, жесткий человек. Если бы я был его подчиненным, я бы повесился».
Фото: Сергей Карпов / ТАСС / Scanpix
После вынужденного ухода Каменщик вновь приехал к Бакову в Екатеринбург. Баков, который, по его признанию, ценил Каменщика не за характер, а за деловую хватку, на этот раз решил взять его в свой новый бизнес, выросший из туристического — причем сразу партнером. Он передал Каменщику 20% акций «Ист-Лайна» — экспедиторской компании, занимавшейся чартерными авиаперевозками. Партнеры решили работать в московском аэропорту Домодедово.
Домодедово в начале 1990-х принадлежало Домодедовскому производственному объединению гражданской авиации (ДПО ГА), у которого было около полусотни самолетов семейства Ил. Отсюда выполнялись рейсы на Дальний Восток, Урал и в Поволжье. Баков и Каменщик договорились с ДПО ГА о сотрудничестве и аренде самолетов. В 1992 году стараниями партнеров аэропорт получил статус международного; «Ист-Лайн» начал возить туристов по знакомому маршруту — в Польшу. Но первые серьезные деньги компании принесли пассажирские и грузовые рейсы в Пекин, открытые в начале 1993-го.
Долго быть партнерами Бакову и Каменщику не пришлось. В начале 1994 года они поссорились, и Баков решил выйти из бизнеса. «Может, если бы не поссорились, работал бы сейчас клерком в аэропорту», — вспоминает Баков, имея в виду непростой характер Каменщика. С тех пор они не общались. Как строилось Домодедово
Каменщик превратил «Ист-Лайн» в монополиста на рынке грузоперевозок из Китая. Самолеты летали перегруженные, при этом огромное количество товаров не декларировалось. «В Китае самолеты грузились так плотно, что пилот не мог добраться до кабины. Вещи укладывались в пакеты, из которых выкачивали воздух, а потом их утрамбовывали бульдозерами», — рассказывает «Медузе» руководитель аналитического агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев.
Все заработанные от перевозок деньги Каменщик вкладывал в аэропорт. В первую очередь построил большой грузовой терминал. Потом, в 1998 году, он договорился с Домодедово на месте старого аэропорта построить современный новый терминал и тогда же арендовал аэродром на 75 лет. Через год он выкупил на торгах к тому времени обанкротившееся предприятие, которому принадлежало старое здание аэропорта, и стал полноправным хозяином Домодедово. Сочетание услуг и сервиса было таким, что Домодедово очень скоро переманило к себе большинство российских и зарубежных авиакомпаний.
Фото: Людмила Пахомова / ТАСС / Scanpix
В 2008 году в Домодедово из Шереметьево переехала немецкая авиакомпания Lufthansa. Она стала 28-й зарубежной компанией, базирующейся в Домодедово, а всего отсюда выполняли международные и внутренние рейсы 74 авиакомпании. Это был переломный момент — именно тогда Шереметьево перестало быть первым аэропортом страны по пассажиропотоку; оно догонит Домодедово только через семь лет.
В 2010-м менеджмент аэропорта впервые раскрыл финансовую отчетность: оказалось, что Домодедово работает на уровне лучших аэропортов мира. Консолидированная выручка за тот год — 29,98 миллиарда рублей, а рентабельность по EBITDA — почти 43%. Для сравнения: рентабельность по EBITDA лондонского аэропорта Хитроу составляла 47,2%, компании Aeroports de Paris (управляет всеми аэропортами в Париже) — 33,8%, авиационного сегмента компании Fraport (управляет аэропортом во Франкфурте) — 19%.
Несмотря на то, что компания становилась все более прозрачной и привлекала деньги с внешних рынков, реальные собственники Домодедово ни в каких документах не фигурировали. На рынке знали, что аэропортом владеет Дмитрий Каменщик, занявший должность председателя совета директоров Домодедово, но по бумагам аэропортом владели компании-офшоры из разных стран. Причина была простая: отобрать единственный частный аэропорт столицы у Каменщика пытались задолго до дела о теракте 2011 года. Дело о контрабанде
19 сентября 2000 года авиадиспетчеры аэропорта в Нижнем Новгороде получили запрос на экстренную посадку от зафрахтованного «Ист-Лайном» грузового Ил-76, летевшего из китайского Шеньяна в Домодедово. В офисе «Ист-Лайна» в тот день вовсю шли обыски по возбужденному накануне делу о контрабанде товаров из Китая. Севший в Нижнем Новгороде самолет от таможенников спрятать не удалось: они обнаружили одежду и обувь, тогда как по декларации перевозились только мужские трусы, шарики для пинг-понга и рамки для фотографий. Товара оказалось на 11 тонн больше, чем было указано в карго-манифесте и авианакладны