работа рядом с метро домодедовская

Не так давно у нас открыли новые станции метро, несли и позакрывали 3  Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade  Обращаюсь ко всем жителям 4х станций метро Красногвардейская, Зябликово,Шипиловская и  Лена! Здравствуйте! Я и забыла про то что вы тоже рядом image 2х комнатная Метро Домодедовская по адресу Борисовский проезд, 1, метро Домодедовская, Орехово. Площадь 60 кв.м., Сдается 2-х комнатная квартира рядом с м. Удачи вам вашей нужной работе!!!

Объявления о приеме на работу в Москве. Самая свежая база вакансий на Avito. Требуется уборщица в офис метро пражская. 17 000 руб.

По выходным Максим Гацуц, ставший генеральным директором «Карусели» в августе 2016 года, часто заезжает в московские магазины сети. И почти всегда на связи — директора из регионов шлют в WhatsApp фото о ходе промоакций, там же в режиме онлайн с топ-менеджерами обсуждают, что доработать. До этого Гацуц работал в Metro — в России, на Украине, в Португалии. Он признался в интервью Forbes, что, возглавив «Карусель», как будто помолодел и вернулся на 10 лет назад. Заранее предупредил семью, что привычный образ жизни изменился — на лыжи съездить еще получится, а вот о поездках на длинные выходные пока придется забыть, работы слишком много.
— Работая в Metro, вы в любом случае наблюдали за развитием «Карусели». Изменилось ли представление о сети и об X5, когда увидели ситуацию изнутри?
— За X5 наблюдаю давно, особенно за «Каруселью» как раз. Впечатление изменилось несильно. Я понимал, с чем придется столкнуться. К тому же в процессе собеседований все, кто со мной разговаривал, очень откровенно рассказывали обо всех вызовах. — Вы в ритейле с 2002 года, долгое время работали в Metro. Быстро ли вам удалось адаптироваться к иной корпоративной культуре?
— Она, конечно, не такая, как в Metro. Первые впечатления — мы очень быстро принимаем решения: 20 минут пообсуждали, задали вопросы, определили дальнейшие шаги и разошлись работать. Еще одно для меня отличие — очень большая степень свободы, особенно в «Карусели». — Я знаю, что вам делали предложение о работе в X5 еще в 2012 году. Что за эти годы изменилось?
— У меня самая первая встреча была еще с Андреем Гусевым, который в то время возглавлял компанию. Я только вернулся из Португалии. Х5 тогда была очень бюрократичной, и я понял, что не впишусь в такую структуру. Плюс переезд, я достаточно долго на российском рынке на тот момент уже не работал, было много точек дискомфорта, и я предпочел остаться в Metro. Изменилось за четыре года многое. С одной стороны, я видел, как Х5 становится более коммерческой компанией. С другой стороны, мне в Metro становилось все теснее в качестве члена совета директоров, было ощущение, что я могу больше. Не было драйва. И я понимал, что есть «Карусель», которая теперь развивается независимо. У нее есть определенные проблемы, но они решаемы. Все в голове сложилось, и я сам позвонил. — Вы уже придумали решения? «Карусели» уже много лет, но есть ощущение, что она так и не определилась, какова она, для кого, в чем ее ДНК. Вы уже что-то можете сказать рынку?
— ДНК торговой сети не рождается от озарения, это работа методичная, ее надо выстраивать. Когда я пришел, я понял, что все элементы этой ДНК есть, их просто какой-то вирус неправильно собрал. Есть магазины с прекрасным трафиком — в Химках, например, уже не справляемся с потоком и ставим новые кассы. Есть люди, которые умеют и хотят работать. Не хватает пересборки. А для этого надо понять, что работает, что нет. Мы сейчас этим занимаемся, а в следующем году уже будем внедрять обновленные процессы. ДНК нужно вживлять, но к этим изменениям надо подготовиться.

Работа в Москве для нянь на полный день, 2 часа, ночь, лето, вахтой, с проживанием или без. Ищите работу рядом с домом! Гибкий поиск по метро, 

— На моей памяти уже было несколько попыток пересборки «Карусели».
— Было много презентаций. И сторонние консультанты в том числе писали большие планы изменений. И там хороших идей много. Но мало что было реализовано, а то, что сделано, часто сделано несистемно. Потому что сеть не очень управляема.
90 магазинов разбросано по стране, нет единого видения. Пока трудно определить, кто для нас главный конкурент. Кто-то думает — мы гипермаркет, надо конкурировать с «Глобусом». Кто-то, наоборот, думает, что конкурент — «Магнит» у дома, кто-то — что рынок, кто-то — что «Лента». Все это надо произнести вслух, аккуратно сложить в какую-то картину. И я уверен, что эта картина прежде всего нужна людям внутри «Карусели» — от ее понимания уже возникнет единение.
В «Карусели» работают люди, пришедшие из разных компаний. В целом в X5 в этом плане очень живая структура. Люди приходят и уходят, и это нормально. Это, кстати, одно из отличий от Metro, где существует монокультура и плохо приживаются люди со стороны. Но надо, чтобы тот полезный опыт, который люди принесли в «Карусель» с разных сторон, вырос в одно дерево, а не кустами развивался. — А вы уже определились с форматом? В последнее время стало столько разновидностей, от привычных гипермаркетов до лоукостеров, что уже можно запутаться.
— Формат — один из элементов ДНК, который мы должны для себя определить. На текущий момент мы — городской гипермаркет. У нас большая шаговая доступность. К нам не раз в неделю за большой закупкой едут, а все-таки чаще заходят — есть ассортимент, которого не найдут в супермаркете, поскольку в силу ограниченной площади он просто не сможет показать те компетенции в каких-то категориях, какие можем показать мы. Собственное производство — тоже точка роста, как мы понимаем. У нас везде есть и пекарня, и горячий цех, и холодный. Средняя площадь торгового зала — 4200 кв. м, и нам просто нужно научиться свою площадь эффективно использовать.
Это позиционирование городского магазина уже складывается, но нам надо еще какое-то время доработать его с командой. И это тренд — многие другие ритейлеры в него пошли: «Лента» строит компакты, Metro открывает на 5500 кв. м магазины, но они все-таки на окраинах. Наши гипермаркеты расположены немного в других местах — на пути у покупателя, на виду. Их легко найти. Гипермаркеты размера «Карусели» легко можно размещать в торговых центрах. — Первым городским гипермаркетом, помню, хотел стать «Мосмарт», которого уже нет. И вообще гипермаркет — это же очень сложный формат с точки зрения управления, очень много транзакций, процессов постоянно происходит в одном месте.

Тотал - метро Красногвардейская, Москва 25000 - 50000 руб. стабильную уверенность в завтрашнем дне! Разъездная работа рядом с домом.

— В гипермаркете больше людей, больше касс, но это не самая большая сложность, просто тебе нужна большая машина, чтобы обслуживать такое количество клиентов. Самое сложное — правильное управление категориями. В магазинах малых форматов ты ограничен местом и должен выбрать главные товары в категориях. А в гипермаркете полка большая, и ты должен правильно ее наполнить — не просто выбрать топ продаж в каждой категории и договориться с поставщиками о лучших условиях, но и найти изюминку, чтобы категория играла совершенно по-особенному и покупатель понимал, в чем ценность этого гипермаркета лично для него. Многие истории больших форматов провалились, потому что категорийные менеджеры просто заполняли полку товарами. Уникальность ассортимента сильно снизилась, сейчас магазины должны дифференцироваться, а для успеха в этом очень важны опыт и креативность категорийного менеджера. — У вас много данных, как вы анализируете чеки, когда формируете ассортимент на полке?
— У нас много всего. Я считал, что в Metro избыточное количество данных, в X5 их оказалось еще больше. Герман Греф говорит, что данные — новая нефть. Мы еще не дошли до этого уровня, на уровне кустарей — поджигаем, вроде горит. Для организации промоакций, например, данные уже используем. С данными всегда самый важный вопрос — применение. Можно быть гением и извлекать из больших данных ценные инсайты, но эта работа уйдет в песок: в каких-то магазинах не верят и не хотят попробовать что-то изменить, в какие-то логистика вовремя нужный товар не привезла. И все это влияет на эффективность применения данных. Гипермаркеты — как слоны, в них все происходит дольше. — Вы сейчас активно формируете команду. Важен ли для вас опыт кандидатов в ритейле?
— Задача по поиску людей стоит, решаем. Недавно директором по маркетингу вышел Сергей Павлов из «О’КЕЙ». Я смотрел маркетологов из FMCG — у них все не так быстро, они мыслят другими категориями, им другое важно. Я считаю, что ритейл вообще сложнее, чем многие другие отрасли. Так что для меня важны люди с опытом ритейла — сроки перед нами стоят жесткие, нужно, чтобы люди включились быстро. Я на третий день включился. Как будто в родной аквариум вернулся, только может быть на 10 лет назад. Мы иногда шутим на тему циклов — есть возможность пройти историю с начала и снова что-то построить. — А как вы в ритейл и в Metro в 2002 году попали?
— Я по профессии инженер, заканчивал МАИ и даже полтора года по специальности проработал в КБ Антонова – я из Киева, у меня и родители там работали. В 1990-е, когда частный бизнес начал развиваться, пошел в телекоммуникации, мне нравилась связка между коммерцией и технологиями. В 2001 году поехал учиться в INSEAD, планировал вернуться в телекоммуникации, а тут пузырь доткомов лопнул, и стало понятно, что индустрию придется менять. Подошел системно, как в МАИ учили. Проанализировал, какие сектора растут, что мне интересно, с людьми поговорил разными. Так я наткнулся на ритейл, начал глубже изучать, взял курсы именно по этой отрасли. И понял, что мне эта сфера нравится. Системный бизнес, есть маркетинг и коммерция — делать какие-то вещи, чтобы люди шли к тебе, а не к конкуренту — это интересно. Понравилось, что работа с людьми, я очень активный человек. И четвертое — я понял, что ритейл бывает очень большой, а я люблю масштабные задачи.
INSEAD дает тебе ценность в глазах работодателей, но продать ее надо быстро, пока не остыла. Разослав 150 писем без ответа, понял, что надо мобилизоваться. В итоге я и с Carrefour, и с Tesco, и с Ahold поговорил. Про Metro я тогда мало знал, но в бизнес-школе дали контакт главы HR, и она сразу сказала: «Мы открываемся в России, нам интересно». Предложили познакомиться с компанией, выбрав магазин в любой стране. И я оказался во французском гипермаркете Metro, в который влюбился с первого взгляда. Он был ориентирован на HoReCa, работал в основном с ресторанами. Мы часто в обед выезжали к кому-то из клиентов, и шеф-повар лично рекомендовал блюда. По субботам директор и команда перед уходом домой распивали бутылочку шампанского за успешную неделю. Клиентов было немного, но все с огромными тележками. Просто работа мечты. Но эта картинка очень отличалась от того, что было у меня в Москве на открытии магазина на Варшавском шоссе в октябре 2002 года. Очередь на улице, холод собачий и совсем не до персонального общения с каждым клиентом. — Не стр