работа программист 1с в самаре без опыта

Для тех, кому нужна работа для 1С программистов или 1С вакансия.  Киев, Краснодар, Ростов-на-Дону, Казань, Екатеринбург, Минск, Самара, Омск, Зарплата.ру предлагает вам вакансии программиста 1С в России - свежие вакансии для программиста 1С в России на russia.zarplata.ru.

Вакансия: Программист 1С, зарплата: от 32000 рублей в городе сети предлагается работа в городе (регионе) Самара (адрес).

автор: Евгений Золотов 24 января 2014
Мода на сравнение работы программиста в России и за рубежом (в частности в Соединённых Штатах) за последние годы незаметно «сошла на нет». Отечественные работодатели подтянулись по зарплате, денежные механизмы отшлифованы, и той радикальной разницы между «нами» и «ними», которая наблюдалась ещё десять–пятнадцать лет назад, более не существует — так что затеянный спор быстро утопает в нюансах налогообложения, страхования, стоимости жизни и прочих мелочах.
Вместе с тем обозначилось минимум одно качество, которое нами недооценивалось раньше, да в общем не оценено по достоинству и до сих пор. Речь о плюсах работы в условиях, скажем так, не слишком цивилизованного рынка. Для меня поводом затеять этот разговор стала разгоревшаяся на днях на западных форумах дискуссия о (полумифическом) программисте-миллионере.
Я говорю о фантастической истории, изложенной на днях популярным англоязычным ресурсом Business Insider. Некий руководитель «крупного и успешного стартапа» рассказал редакции о том, как он пытался переманить программиста из компании Google. Поскольку мало какой конторе под силу тягаться с поисковым гигантом в плане трудовых привилегий, прельстить гугловца решили грубо — деньгами. И пообещали 500 тысяч долларов в год.
Тут стоит остановиться и спросить: много ли это? На этот счёт есть официальная статистика от американского государственного бюро трудстата, которая гласит, что в 2012 году (самый свежий охваченный период) средней заработной платой для американских программеров было $45 в час, или $93 тыс. в год. Это в полтора раза меньше, чем получает, скажем, дантист, хоть и вдвое больше, например, оклада электрика или журналиста.

Программист 1С. Светсервис. Поделиться. Уровень зарплаты. з/п не указана. Город. Самара. м. Юнгородок. Требуемый опыт работы.

В целом для американского рынка такой показатель где-то чуть ниже среднего, но сами работники умственного труда очевидно считают оплату достойной, потому что ежегодный рост рабочей массы в софтверной индустрии выше общего среднего. И, конечно, не везде платят одинаково. Например, для программеров из Силиконовой долины средняя зарплата почти вдвое выше среднестатистической. Но даже и в таком виде она недотягивает до предложенной нашему герою. Он, однако, предложение отверг. Причина? Google уже платит ему $3 млн в год.
От такого на форумах случился шок, потому что — ну, вы понимаете — кой чёрт заниматься чем-то ещё, когда явно необходимо истратить остатки молодости на проникновение в Google, отработать пару–тройку лет и выходить на пенсию. Вот только не враки ли это? В конце концов, BI — ресурс жёлтенький, да и как можно платить рядовым сотрудникам (в смысле, не начальникам высшего звена; те — история особая) такие деньжищи и не вылететь в трубу? Зарплату ведь, как говорил старик Форд, платит не работодатель, а покупатель. Так сколько же должна продавать компания, чтобы позволить себе так ублажать своих программистов?
Проверить, сколько в этой истории правды, взялся сотрудник другого популярного издания (ITworld), курирующий девелоперскую тематику. Опираясь на тот же источник статданных и взяв имеющиеся более или менее достоверные сведения о зарплате в американских (и не только) компаниях, сообщаемые работниками анонимно через ресурсы вроде Glassdoor.com, он сделал следующий вывод: в среднем по американскому рынку труда только один из десяти софтверных разработчиков имеет больше $139 тыс. в год, и в Google этот показатель лишь чуть выше ($145 тыс.).

Требования: свободное ориентирование в сложной конфигурации на базе 1С. Опыт программирования 1С 7.7 от 3 лет, опыт работы с 1ССPDLL, опыт 

Таким образом, если «программер на 3 миллиона» и существует, он, несомненно, редкая птица, каких можно пересчитать по пальцам. Он получает б ольшую часть своего вознаграждения в виде премий и акций, которые нерегулярны и (или) не могут быть конвертированы в наличность немедленно. И в любом случае является не рядовым сотрудником, а скорее персоной класса Энди Рубина или Джеффри Дина: обладает исключительным опытом и видением перспективы, способен формировать стратегические инициативы для своего работодателя. Наконец, он практически наверняка на редкость талантливый трудоголик, из тех, кого на Западе называют «10x programmer», то есть способный сделать работу, исполняемую десятью «обычными» людьми. Желаете повторить его результат? Устраивайтесь не в Google и забудьте о своём бизнесе: работающие «на себя» авторы мобильных приложений не получают и близко! Ищите место в крупной компании, желательно в индустрии финансов.
Но самое интересное начинается, когда сопоставляешь эти выводы с нашей, российской ситуацией. Средняя месячная зарплата программиста в прошлом году составила 80 тыс. рублей, то есть, грубо, около $30 тыс. в год (данные ассоциации «Руссофт»). Для России это приличные деньги, но картинка особенно хороша для разработчиков мобильного софта и программеров, работающих на себя. Популярное мобильное приложение способно принести $20 тыс. в год; при этом статистика утверждает, что редко какой девелопер ограничивается одним приложением: обычно тянут сразу полдюжины проектов, что для человека талантливого уже даёт цифру, близкую к западной. Вот так и получается удивительная вещь: работать на себя в России может быть почти так же выгодно, как и «на дядю» за океаном.
Реальность же, увы, для Штатов ещё менее приглядная. Как раз сейчас там близится развязка тянущейся вот уже четыре года истории с (предположительно) незаконным сговором ИТ-гигантов относительно зарплат. Начала всё как будто бы Apple, потом подключились Google, Intel, Adobe и другие: где-то в середине «нулевых» (это известно из изъятой электронной переписки) они договорились не переманивать друг у друга сотрудников большими зарплатами и не принимать перебежчиков. Я подробно рассказывал об этом пару лет назад (см. « Главное не переплатить!»), и с тех пор — несмотря на отчаянное сопротивление вовлечённых корпораций — дело сильно продвинулось. Всё идёт к тому, что и антибраконьерское соглашение, и ограничения по максимальной зарплате будут признаны нарушающими антимонопольные законы (ведь сотрудников, получается, привязали к месту: и платить больше не хотят, и убежать к сопоставимому по привлекательности конкуренту не дают!). Сейчас 60 тысячам обиженных сотрудников позволили объединить свои претензии в общий судебный иск — и если летом суд удастся выиграть, суммарная компенсация составит примерно $9 млрд.
Лично мне эта история представляется ещё одним штрихом, подчёркивающим привлекательность отечественного ИТ-рынка. У нас акул бизнеса, сравнимых с теми же Google или Apple, пока нет — а значит, некому и незачем сговариваться против рядового программера. И это даёт каждому шанс быть оценённым справедливо, по заслугам. Ну и в соответствии с реалиями отечественной экономики, конечно.