медси фтизиатр детский велосипед

Лучшие детские Урологи в городе Пермь. Город приема  109 - Клиника «Медси (Medsi)»  Врач-уролог, детский уролог, оперирующий хирург.Отзывы пациентов о клинике МЕДСИ, всё для записи на приём в клинику: детский. Врач. Детская клиника МЕДСИ в Благовещенском переулке. 4.2.

Справки в школу и детский сад. Оформление медицинской карты в школу и детский сад за 1 день (026У). Подробнее 

Рынок частной медицины — один из самых слаборазвитых в нашей стране. В отличие от других потребительских отраслей в этой сфере практически нет крупных игроков и значимых брендов: доли крупнейших компаний не составляют и одного процента. В основном частные клиники работают в узких рыночных нишах — стоматология, урология, гинекология, лабораторная диагностика. В стране совсем немного частных многопрофильных предприятий с полным циклом лечебно-диагностических услуг, которые в развитых странах составляют костяк рынка частной медицины. Главная причина тому — конкуренция с государственными лечебно-профилактическими учреждениями (ЛПУ), которые по факту оказывают платные услуги. Только единичным проектам, имеющим сильных акционеров, удается выдерживать эту конкуренцию и динамично развиваться.
В их числе компания «Медси», входящая в финансовую группу АФК «Система». Созданная в 2007 году в результате слияния известного советского клинико-диагностического центра «Медси» и сети «Медэкспресс», образованной в 1990-е на базе ведомственных ЛПУ, эта компания стала самым динамичным игроком рынка частной медицины в России. Даже в кризисное время темпы ее роста составляли порядка 30% в год. «Медси» первой начала развивать сеть клиник в регионах (в Пятигорске, Рязани, Нижневартовске, Барнауле, Волгограде), предложив не только специализированные, но и многопрофильные медицинские услуги — как для корпоративных клиентов, так и для частных лиц. Столь активному росту способствует стратегия «Медси», предполагающая аккумуляцию лучших в стране медицинских активов.
Так, два года назад в состав компании вошел известный Американский медицинский центр, с советских времен предоставляющий медицинские услуги зарубежным гражданам, проживающим в России. А нынешней весной «Медси» объединилась с ГУП «Медицинский центр управления делами мэра и правительства Москвы».
В последнее время ситуацию на рынке медицинских услуг осложнила реформа здравоохранения, которая еще больше забюрократизировала отрасль, сделав акцент на бухгалтерию и статистику, а не на процесс лечения и выздоровления пациентов. Как сформировать правильные подходы в медицине, как перейти от «приоритета бухгалтерии к приоритету человека»? Как подсчитать реальную себестоимость лечения и определить, что в ней может быть платным, а что нет? На многие из этих вопросов сегодня может дать ответ частная медицина. Это показало интервью с президентом «Медси» Татьяной Сергеевой.
— Для появления такого бизнеса в России есть все условия. Спрос на индивидуальный подход в лечении, который обеспечивают платные услуги, существовал в нашем обществе еще в советское время. Их оказывали, например, хозрасчетные стоматологические клиники. Платные услуги можно было получить и в государственных ЛПУ: в свое время мы вызывали к ребенку на дом дерматолога, чтобы не тащить его в кожно-венерологический диспансер. Вызов стоил, как помню, пять рублей — то есть мы, молодая семья врачей, могли себе это позволить. В 1990-е годы, с развалом государственной медицины, спрос на платные услуги в стране вырос в разы. В стране начали появляться первые частные клиники, в основном узкопрофильные. На них можно было сделать быстрые деньги, не особенно вкладываясь, например, в оборудование: врачи, не имеющие опыта ведения бизнеса, зачастую не очень квалифицированные, покупали старое или списанное оборудование, арендовали кабинеты и вели прием. И эти врачи первыми подорвали доверие россиян к частной медицине, поскольку не могли оказывать услуги на должном уровне, да и спектр этих услуг был очень ограничен. Спрос на качественные медуслуги оставался и остается неудовлетворенным, тем более сейчас, когда многие наши соотечественники часто бывают за рубежом и видят там очень высокие стандарты лечения.

Ищете работу по запросу «фтизиатр детский» в компании «МЕДСИ» в Москве? На нашем сайте Вы найдете более 92 свежих вакансий от прямых 

Сегодня не более 50% россиян пользуется услугами частной медицины против 80% жителей Западной Европы, например. Объем этого рынка у нас составляет уже примерно 17 миллиардов долларов, в то время как в США он превышает 3 триллиона долларов! В ближайшее время темпы роста рынка частной медицины составят не менее 12% в год — редкая потребительская отрасль сегодня может похвастаться такой динамикой. Из-за дефицита качественного предложения на рынке цены на лечение в России сегодня столь высоки. Государственная медицина не может предложить обществу нужный уровень количества и качества медуслуг: трех с половиной процентов ВВП, выделяемых государством на здравоохранение, по определению не может хватать! Сегодня государству надо создать оптимально-минимальную программу, которая гарантирует бесплатные услуги, а остальное вычленить в частный сектор.
— Если человек не может или не хочет платить, у него должен быть определенный уровень бесплатного медобслуживания. Я не говорю, что в государственных ЛПУ лечат плохо, а в частных хорошо: методология лечения должна быть одинакова во всех клиниках. Но я не уверена, например, что в бюджетном медучреждении будут индивидуальные палаты — а это, между прочим, очень важно для выздоровления. Важно, что в палате вместе с больным могут находиться родственники. Что там будет хорошее питание. Мы — за то, чтобы ранжировать ЛПУ, и ранг этот — как уровень звездности. Не надо бояться, что существуют клиники для богатых и бедных. Они и так есть по умолчанию.

Врачу -неврологу ГКУ «Детский дом-интернат для умственно Врачу - фтизиатру ГКУЗ « Туберкулезная больница «Группа компаний «Медси».

— Рынок действительно незрелый, и он чрезвычайно раздроблен. «Медси» — крупнейшая компания, единственная федеральная сеть клиник в России, контролирует всего один процент российского рынка и менее четырех процентов московского. Притом что наши показатели как минимум в два раза выше, чем у крупнейших конкурентов. Уровень консолидации игроков на рынке крайне низок, их маркетинговая активность невысока, сегментация, скажем прямо, условная. Словом, отрасль находится на начальной стадии становления. Тому есть причины, одна из них — сложность организации медицинского бизнеса и его высокие издержки. Особенно если мы говорим о многопрофильной клинике. Общий объем инвестиций в открытие клинико-диагностического центра со стационаром пять тысяч квадратных метров составляет не менее 20 миллионов долларов в регионах и не менее 35 миллионов в Москве. Я уже не говорю о закупках высокотехнологичного оборудования, лекарственных препаратов, которые тоже могут стоить десятки миллионов долларов. И спрос сегодня есть именно на такие ЛПУ, а не на узкопрофильные клиники со стандартным набором специалистов.
— Пока в России нет точного ответа на этот вопрос. Существуют теневые обороты в государственных ЛПУ, и никто не знает, почему они такие. Наверное, потому, что есть спрос и предложение. По идее, структура ценообразования включает в себя все затраты, которые как минимум необходимы для производства медуслуги. Одно посещение врача может включать в себя несколько услуг. Вот вы пришли к хирургу. Он вас посмотрел — это услуга, он сделал перевязку — это другая услуга. Или, например, как рассчитывается операция: подача наркоза одного вида — это одна услуга, наблюдение взаимодействия пациента с препаратом — другая. Ко всему этому надо добавить стоимость материалов, которые при этом применяются, затраты на содержание помещения, стоимость труда.
— Вначале про услугу. Она состоит из двух частей. Это сервисная составляющая, которая включает в себя условия размещения (например, будет ли это одноместная палата), уход (сколько пациентов обслуживает медсестра, есть ли индивидуальный пост), питание. Понятно, что в отношении сервиса у частной медицины более сильные позиции. Вторая, более важная составляющая услуги — медицинская. Сегодня между клиниками борьба за врачей ведется более активно, чем борьба за пациентов.
В России есть переизбыток некоторых врачебных специальностей, например оперирующих хирургов, гинекологов. При этом наблюдается острейший дефицит врачей диагностических служб, врачей-лаборантов, врачей-рентгенологов, врачей функциональной диагностики, УЗИ-диагностики, компьютерной томографии, МРТ. Многие клиники накупили современного оборудования, а работать на нем некому. В этом плане мы имеем преимущество перед государственными ЛПУ — мы не стеснены рамками зарплаты, которая у нас зависит только от выручки. Впрочем, дело не только в размере зарплат, хотя в большинстве регионов они остаются крайне низкими (около 14 тысяч рублей в месяц, как я знаю). Дело и в условиях работы, доступе к современным лекарствам, оборудованию. У многих врачей, работающих в государственной медицине, очень мало возможностей оказывать качественные услуги.
— В начале двадцатого века в России появился институт земских врачей — многофункциональных специалистов, которые хорошо знали население этих земств и могли работать с самыми разнообразными случаями, как это описали в своих произведениях Булгаков и Вересаев. После революции здравоохранение начало развиваться в сторону усиления специализации: появились узкие специалисты, которые работают лишь с определенными органами и системами. Это свелось к тому, что пациента в отечественной системе здравоохранения пускают блуждать от одного узкого специалиста к другому, и никто не может дать ему ответ, что же с ним происходит. Как известно, за каждым симптомом в медицине могут быть десятки причин: например, заурядная головная боль может свидетельствовать и о глаукоме, и о вегето-сосудистой дистонии, и об опухолевом процессе. Сегодня, чтобы выяснить причину недуга, пациенту надо пройти массу узких специалистов — круги ада своего рода. И медицина, и общество сегодня остро нуждаются в многофункциональных врачах с огромным количеством знаний, которые хорошо ориентируются в разных органах и системах. Мы ориентированы на то, чтобы оказывать такие комплексные услуги.
— У нас работают семейные врачи, но, поскольку это новая для отечественной медицины специализация, их пока не много. Да и население не всегда их воспринимает. Поэтому мы больше рассчитываем на терапевтов. Но в нашем понимании терапевт должен не только уметь прослушать легкие и измерить давление, и уметь посмотреть и горло, и барабанную перепонку уха, и беременных вести, и очки простые выписать, и, если что, выявить опухоль в орган