история врача педиатра это

Организация работы участкового врача-педиатра. Документация.  История развития ребенка (форма № 112/у). Контрольная карта Форум для общения врачей педиатров. службу, с моим "бараньим" весом в 50кило такие истории особенно страшными кажутся.

Сегодня в Абхазии 32 участковых врача-педиатра, половина из них Абхазская история участкового врача Ольги Быковской, 

Еще два-три года назад безо всякого рвения я брала в работу «медицинские темы», честно сообщая людям, обратившимся в редакцию со своим горем и искренне считающим себя пострадавшими от деятельности врачей, что бороться и искать справедливости на этом поле практически невозможно.Единым фронтом медики, даже внутренне уверенные в виновности «человека в белом халате», вставали на защиту «общеврачебной чести», выставляя в качестве ничем не пробиваемого «профессионально-этического щита» сотни документов и речей, невозможных к прочтению и пониманию обычным человеком. Кулуарно поясняя свою позицию тем, что медик имеет право на врачебную ошибку, и, если сегодня «сдаст он», то назавтра сам окажется кругом виноват. Так что всегда выходило, что в проблемах пациента всегда виноват только сам пациент.Однако сегодня, когда «делами врачей» все чаще занимается Фемида, нет никакой уверенности в том, что понесшие наказание понесли его заслуженно. Ведь чаще всего в приговорах за словом «смерть» идет «условный срок», хотя лишение человека жизни, даже по неосторожности, даже вследствие ошибки, должно караться соответственно.Что есть причина «условности наказания»? Судейское недопонимание сути произошедшего или защитная реакция медицинской системы, предпочитающей подставить под удар «слабое звено», а не тех, кто реально виновен? Предлагаю вместе со мной поразмыслить на эту тему, читая в значительно сокращенном варианте «исповедь кировского врача» (полный вариант www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=100125837102504&id =100013152630042, а также ответ осужденной на официальную информацию, размещенную на сайте СУ РФ (http://sledcom.ru/news/item/1051077).Елена ОВЧИННИКОВА Кировчанка Светлана Казакова признана виновной в «причинении смерти ребенку по неосторожности» (ст.109 ч.2 УК РФ) 29 июня врачу-педиатру КОГБУЗ «Детская поликлиника №2» вынесен обвинительный приговор: два года лишения свободы «условно». На три года Светлана Дмитриевна лишена права заниматься профессиональной деятельностью.Суд: "… В судебном заседании полностью нашел подтверждение факт ненадлежащего исполнения Казаковой своих профессиональных обязанностей, поскольку она, являясь врачом-педиатром и заведующей педиатрическим отделением, имея соответствующую квалификацию, обладая специальными медицинскими познаниями, нарушила своевременность осмотра специалистами и проведение лабораторно-инструментального обследования ребенка декретированного возраста, что впоследствии явилось причиной смерти последнего".С. Казакова: «Согласно приказа, легшего в основу вынесенного мне приговора, о „Порядке прохождения несовершеннолетними медицинских осмотров и лабораторных исследований“, ребенку в месячном возрасте нужно пройти педиатра, невропатолога, хирурга, офтальмолога, сделать УЗИ».Младенец, поступивший ко мне на прием 25 мая 2015 года в возрасте один месяц и одна неделя и в течение трех дней, прошел всех специалистов, кроме офтальмолога, к которому не было талонов. Скажите, каким образом отсутствие осмотра окулистом, что является единственным нарушением данного приказа, могло привести к смерти ребенка от «геморрагического синдрома» (кровоточивость при несвертываемости крови)?Если суд имеет в виду нарушение периодичности сдачи анализов, то согласно рекомендациям, с которыми он был выписан из перинатального центра: сдавать анализ раз в две недели, а при легкой степени тромбоцитопении раз в семь дней — все было выполнено в полном соответствии. Первый анализ проведен на десятый день после выписки, а через четыре дня я уже была в отпуске, и ребенок находился под контролем совсем других докторов. У семи нянекРебенок родился 18 апреля прошлого года в тяжелом состоянии, с оценкой по шкале Апгар 2-5 баллов и практически месяц провел в Перинатальном центре — первые десять дней в реанимации. 15 мая выписан с диагнозом Церебральная ишемия II, острый период. Симптоматические судороги. Неонатальная аспирация мекония.- 25 мая мама с ребенком пришли на прием (так как у нас не хватает педиатров, то я работала заведующей педотделением и вела приемы данного участка одновременно, на дому детей обслуживал другой врач). Во время осмотра состояние ребенка было удовлетворительным, кожные покровы чистые, физиологической окраски, прибавка в весе была небольшой, но с положительной динамикой. Кроме того, что ребенок срыгивает, что было отмечено еще врачами Перинатального центра, других жалоб у мамы не было.- Новорожденному в Перинатальном центре был назначен противосудорожный препарат «Конвулекс», — пишет Светлана Казакова, — и согласно рекомендациям, необходимо было проводить контроль анализа крови раз в две недели. В день приема анализ крови был сдан. Состояние ребенка на тот момент не вызывало опасений, но что-то мне подсказывало, что диагноз Перинатального центра не точен, и пациенту необходимо дообследование. Я направила ребенка к неонатологу (в нашем городе он занимается детьми не только до месяца, но и до года) в детскую областную поликлинику, где доктор может привлечь любого специалиста для проведения более глубокого обследования.Мама по моему направлению к неонатологу записывалась самостоятельно через электронную регистратуру (таковы правила, я маму не сопровождала, уже принимала следующего пациента из очереди). 26 мая анализ показал «легкую степень тромбоцитопении». Анализ на вальпроевую кислоту был готов позже, значение было 71 при норме 50-100.После готовности анализа медсестра несколько раз созванивалась с матерью, сообщив, что тромбоциты снижены, заберите результаты и предоставьте невропатологу. Но мама с ребенком сходили к врачу без анализа. Данный специалист находится не в стенах нашей поликлиники, поэтому передать анализ лично и интерпретировать его результат в карту у меня не было возможности (карта на руках), да и на тот момент не доверять обещаниям мамы, что она заберет и передаст анализ, не было никаких оснований.2 июня в детской областной больнице невропатолог-эпилептолог во время приема, подключив гематолога, совместно, руководствуясь анализом недельной давности, снизили дозу «Конвулекса» на 20 процентов, не сделав повторный анализ для контроля в динамике.Пояснив суду, что состояние ребенка не вызвало у них ни какой тревоги (из свидетельских показании гематолога: «С такими анализами живут». Помимо корректировки «Конвулекса», невропатолог назначил плановую госпитализацию по мере появления свободных мест (об их наличии маме предложили узнавать по телефону). Заметьте, госпитализация не по поводу тромбоцитопении, приведшей к смерти, а по поводу повышенного тонуса в конечностях. Гематолог назначает следующий осмотр 9 июня и просит сдать перед приемом повторный анализ крови. Меня в городе нет — нахожусь в плановом отпуске. К замещающему меня педиатру мама с ребенком не обращаются.Из показании матери: «8 июня ребенок был вялый, кушал неохотно, на лице было видно, что у него полопались капилляры»… Но родители не вызвали ни «скорую», ни врача на дом! Хотя с мамой еще в перинатальном центре была проведена подробнейшая беседа о заболевании ребенка: относится к группе высокого риска по неврологическим нарушениям. Вечером того же дня анализ на тромбоциты показал, что состояние близко к критическому.Утром 9 июня на приеме у гематолога выясняется, что состояние ребенка критическое. Экстренная госпитализация, реанимационные действия. Ставят катетер в подключичную вену. Катетеризация справа проходит неудачно, в результате возникает пневмоторакс, обильное кровоизлияние. В 14.30 смерть младенца.Вскрытие выявляет множества патологий: «выраженное уменьшение размеров и массы головного мозга (210гр.), отсутствие дифференцировки ткани головного мозга на серое и белое вещество, множественные кисты». Сразу же возбуждается уголовное дело. Я прохожу как свидетель. Пока судмедэксперты не устанавливают прямую причинно-следственную связь смерти ребенка с моими действиями — с человеком, которого на рабочем месте за 11 дней до смерти уже не было!Даже если предположить, что я что-то упустила во время единственного пятнадцатиминутного приема, то после меня, только с 25 мая по 2 июня, ребенка осматривали еще пять врачей. И ни один не заподозрил каких-либо патологических изменений. Хотя у ребенка неврологический диагноз, а это их специализация…Но суд категорически не хотел брать во внимание, что при таких врожденных патологиях никто не может спрогнозировать реакцию организма, которую последняя экспертиза, на базе которой суд вынес приговор, характеризует как идиосинкразию — «извращенную реакцию организма» на прием препарата «Конвулекс». То есть, в Перинатальном центре, где его назначили, идиосинкразию в течение месяца не увидели, хотя там тоже наблюдалось снижение тромбоцитов. Затем три невропатолога, один из которых эпилептолог, также ее не определили… И в ответе оказалась я — специалист вообще в другой сфере, не имеющий права ни назначать, ни корректировать, ни отменять препарат. При том, что на установление болезни мне отводилось… 15 минут.Кстати, опрошенные судом врачи отводили младенцу от четырех месяцев до четырех лет жизни, полной мучений.

Первым главным врачом детской больницы была назначена врач-педиатр Климкова А.И., в последствии – заслуженный врач 

Сделали Казакову крайней дабы создать прецедент.
Из полутора десятков врачей выбрали одну-единственную, хотя если так подходить к вопросу то рыло в пушку у всех, от неврологов, до реаниматолога, который заделал пневмоторакс (кстати, он мог явиться непосредственной причиной смерти в том числе)! Притом у всех остальных рыло в пушку не меньше чем у Казаковой.
А по какому принципу выбрана для наказания именно Казакова??? Потому что она 11 дней уже находилась в отпуске и от нее могли скрыть действительный ход событий?
Надо обжаловать приговор во всех вышестоящих инстанциях! Требовать повторных экспертиз, эксгумаций и т.д. и т.п.
Если родственники от этого откажутся, то дело развалится.
Главное, чтобы дело рассматривалось не в Кирове. Чем больше вылезет сора из избы, тем лучше.
Светлане желаю терпения и настойчивости!
Врачи - терпилы!
Их будут заставлять работать на три участка - они будут молчать.
Им будут урезать надбавки за стаж, категорию, за ночные и за вредность - они будут мо