группы водных биологических ресурсов

И все же установить, что относится к этой группе, можно.  Ставки сбора за каждый объект водных биологических ресурсов для градо- С 22 по 25 августа рабочая группа в составе заместителя руководителя Управления водных биологических ресурсов Минприроды С.С.

ВТБ и «Тихоокеанская инвестиционная группа» подписали и иной продукции из водных биологических ресурсов, строительство и 

С течением времени менялись представления относительно общего возможного вылова. Увеличение фактических уловов сопровождалось пересмотром оценок на перспективу. Так, в начале 60-х годов XX века, когда мировая добыча гидробионтов составляла около 40 млн. тонн, верхним пределом рыболовства большинство авторов считали 60-80 млн. тонн. Наиболее оптимистические оценки редко превышали 100 млн. тонн. В середине 80-х годов при общем вылове, приблизившемся к 100 млн. тонн, перспективы добычи рассматривали на уровне 250-280 млн. тонн.
Рис. 3.1. Мировой вылов водных биологических ресурсов (без китов). Рис. 3.2. Объемы добычи водных биологических ресурсов ведущими рыболовными державами.
Знакомясь с информацией о возможном вылове водных биологических ресурсов, можно обнаружить два подхода к формированию оценок. В первом случае речь идет о прогнозировании практического развития мирового рыболовства. Во втором - о чисто научных оценках возможного изъятия водных биологических ресурсов. По-видимому, общая характеристика сырьевой базы рыболовства в Мировом океане и (или) в его отдельных рыбопромысловых районах должна включать в себя оценки следующих сопряженных между собой параметров: общая ежегодная продукция водных организмов и растений - теоретически возможный общий объем изъятия гидробионтов - разведанные запасы водных биологических ресурсов - доступные для промыслового использования запасы водных биоресурсов - востребованные запасы водных биоресурсов - фактический вылов.
Мы уже отмечали широкий разброс оценок продуктивности различных биологических сообществ Мирового океана. То же самое можно сказать и о других параметрах. Например, для того, чтобы верно оценить возможный общий объем изъятия водных организмов, необходимо обладать знаниями о популяционной биологии конкретных видов. Без этого невозможно более-менее надежно прогнозировать тенденции изменения численности промысловых объектов и допустимые, т.е. компенсируемые репродуктивными возможностями популяций уровни изъятия. В то время, когда мировое рыболовство воздействует на несколько тысяч видов, вряд ли наберется хотя бы десяток из них, для которых наука выработала надежные модели эксплуатации запасов. Во всяком случае, среди наиболее массовых и ценных объектов промысла
Рис. 3.4. Распределение мирового улова по океанам в 1950, 1960, 1980 и 2000 годах.нам такие примеры не известны. Точнее, модели есть, но нет среди них надежных.
Прогноз общих допустимых уловов - это не более чем научная гипотеза, базирующаяся на представлениях о возможном уровне численности того или иного вида в определенный период времени. Естественно, что, как и любая гипотеза, данная содержит в себе значительное количество неопределенностей. Нельзя воспринимать в качестве надежного элемента при формировании прогноза возможного вылова коэффициент промыслового изъятия. Последний показатель зависит от множества вну-трипопуляционных параметров. Однако большинство из этих параметров, в свою очередь, не известны, или не достаточно изучены. Как следствие, для многих промысловых объектов погрешность прогнозных оценок возможного вылова остается высокой. В некоторых случаях такие оценки честнее воспринимать как основанные преимущественно на интуиции исследователя, занимающегося изучением запасов того или иного вида или популяции. Вероятно, именно поэтому прогноз подходов тех же тихоокеанских лососей и их фактический вылов в рыбопромысловых районах не редко различаются в разы.

Рабочая группа при Минсельхозе России рассмотрела поправки в «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» в 

Рис. 3.5. Основные объекты мирового рыболовства.
До сих пор можно ответственно утверждать, что формирование прогнозных оценок возможных общих допустимых уловов водных биоресурсов - в большей мере искусство, чем наука. В качестве другого примера вспомним ситуацию с определением ОДУ минтая, наблюдаемую в последние лет десять. Жонглируя вполне объективными неопределенностями, основанными на хроническом недостатке научной информации, объемы вылова для данного вида фактически устанавливают на основании пожеланий рыбопромышленников и директивных указаний руководства отрасли.
По-видимому, в большинстве случаев наиболее верное представление о существующем ресурсном потенциале Мирового океана можно получить, исходя из данных о статистике вылова (Рис. 3.1). Правда, это будет очень неполное и одностороннее представление, в значительной мере обусловленное сложившимися традициями промыслового освоения определенного набора объектов и пригодное для относительно небольшого отрезка времени. Официальную статистику вылова следует воспринимать достаточно критично, поскольку при ее подготовке возникает слиш-
Рис. 3.6. Состав мировых уловов без аквакультуры.ком много погрешностей. Тем не менее, пока это, по-видимому, самая емкая и полная характеристика ресурсной базы современного рыболовства. Лишь в последние два-три года была обобщена многолетняя информация, полученная учеными ТИНРО-центра о пространственном распределении в дальневосточных морях биомассы нектона, основу которого слагают пелагические рыбы и головоногие моллюски (Шунтов и др., 2003а; 2004; 2005; 2006). Однако это лишь первые опыты подобного рода в мировой научной литературе. Но даже цитируемые работы можно воспринимать как базу для сравнений при дальнейшем мониторинге состояния экосистем, сообществ, видов гидробионтов и их различных группировок. Ответ на вопрос о потенциальной ресурсной базе рыболовства здесь не очевиден.

Рабочая группа по распределению между пользователями ВБР квот распределение квот добычи (вылова) водных биологических 

Существует достаточно устойчивая группа стран - лидеров мирового рыболовства (Рис. 3.2). В последние примерно 50 лет в первую десятку входят наша страна, Япония, Китайская Народная Республика, Перу, США, Чили, Индия и Норвегия. Можно заметить, что позиции стран внутри этой группы, весьма изменчивы. Так, на протяжении 50-х годов примерно
Рис. 3.7. Состав мировых уловов с аквакультурой.одинаковые наиболее высокие уловы были у четырех стран: СССР, Японии, Перу и КНР. В 60-е годы ведущие позиции в мировом рыболовстве занимали три государства: СССР, Япония, Перу. Во второй половине 70-х годов первой половине 80-х основных лидеров было два: СССР и Япония. Последние 10-15 лет первое место в мире в рыбохозяйственной сфере уверенно занимает Китай. Причем, никогда еще так сильно не отличались показатели первой и последующих позиций.
Необходимо учесть, что официальная отчетность не отражает сокрытый вылов, выбросы добытых гидробионтов, а также улов неорганизованных рыбаков. По различным косвенным оценкам, для получения реального представления об уловах приведенные в официальной статистике цифры вылова смело можно увеличивать в 1,3-1,5 раза. Это в среднем. Для некоторых стран, повышающий коэффициент еще выше. Если сопоставить неучтенный вылов с официально зафиксированным, то не трудно подметить общее правило, которое можно выразить следующим образом: чем выше официальный вылов, тем выше абсолютные значения неучтенного вылова. Это не означает, что речь идет только о браконьерстве. Но
Рис. 3.8. Состав мировых уловов рыб.основополагающие реалии океанического промысла или так называемого любительского рыболовства, по-видимому, везде примерно одинаковы. Вряд ли, например, следует сомневаться в высокой законопослушности норвежцев, однако история нашей совместной деятельности в области рыболовства с неизбежностью приводит к заключению, что по части смекалки, как обвести соседа норвежские рыбаки не уступают российским. И теперь, когда активизированы действия Норвегии, направленные на ужесточение требований в отношении российского рыболовства в исключительной экономической зоне королевства и возле архипелага Шпицберген, иногда невольно возникает вопрос, кто чей учитель? Возможно, есть и исключения, не подтверждающие наше предположение. Вряд ли на одно-видовом массовом промысле перуанского анчоуса, улов которого большей частью перерабатывают на рыбную муку, происходят значительные выбросы некондиционных особей. Однако исключения - это оборотная сторона правил.
Существующая статистика уловов позволяет нам получить определенные представления об относительном распределении ресурсов в различных рыбопромысловых районах. В настоящее время наиболее продуктивными являются Северо-Западная часть Тихого океана и Северо-Восточная часть Атлантического океана (Рис. 3.3). Однако если в Атлантике указанный район на протяжении всей истории рыболовства был наиболее уловистым, то в Пацифике такое распределение рыбопромысловых усилий было не всегда. Когда в ЗО-50-е годы XX века самые большие уловы - 22-32% -получали в Северо-Восточной части Атлантики, доля Центрально-Западной части Тихого океана составляла 16-26% (Моисеев, 1989). В 60-е годы в первом районе добывали более всего морепродуктов - около 1/4 общемирового вылова. Со второй половины 60-х годов наибольшие уловы начали получать в Северо-Западной части Тихого океана. На долю этого рыбопромыслового района приходится от 21 до 31% общей добычи водных биоресурсов.
Поскольку рыбопромысловое районирование не имеет никакого биологического и, скорее всего, зоогеографического смысла, рассмотрим распределение мировых уловов по океанам в целом (Рис. 3.4). Возможно, при таком подходе мы получим вполне адекватные представления об относительном ресурсном потенциале Тихого, Атлантического и Индийского океанов. Данных подобного рода по Северному Ледовитому океану не слишком много, поскольку рыболовство на его акватории почти не ведут.
Рис. 3.9. Состав мировых уловов сельдеобразных рыб.
Рис. 3.10. Состав мировых уловов трескообразных рыб.
Подъем рыбопромысловой деятельности в Тихоокеанском бассейне особенно интенсивно происходил в послевоенный период времени. Увеличение добычи водных биоресурсов здесь связано с активизацией рыболовства СССР, Японии, Китая и Перу. Очень благоприятную роль сыграл рост запасов перуанского анчоуса и вовлечение его в активный промысел. Достаточно отметить, что еще в начале 50-х годов в Юго-восточной части Пацифики суммарный вылов составлял около 200 тыс. тонн. Однако к началу 60-х годов произошло увеличение добычи до 4-х и более млн. тонн, достигнув в 1970 г. уровня 13,7 млн. тонн. В 70-80-е годы в Северо-западной части Тихого океана начали осваи